Парк Сказов. Осознание своих корней и развитие туризма

БезымянныйЧлен партии «Единая Россия» из маленького города Арамили в Свердловской области Наталья Ларионова создала удивительный Парк Сказов, где ожили персонажи из детских книг.

Это очень интересная история про детскую мечту, чудеса, сказку, осознание ценности своих корней, рассказывает журнал «Парта»: https://parta.er.ru/issue-10/155

Веб-версия журнала «Парта», выпуск 10: https://parta.er.ru/issue-10

«… Наверно, у всякого человека есть Остров. <…> У кого-то — целый город, а у кого-то — просто уголок в душе или лужайка в городском сквере за непролазными кустами акации. Или прочитанная в детстве книжка. Или сказка, которую сочинил сам…

Остров — это место, где человек может быть радостен и тревожен, счастлив и несчастен, но даже в тревогах и печали на Острове все честно и ясно. И самому хочется быть чистым душой, чтобы Остров, который ты открыл, принял тебя…

Такой Остров есть у каждого, и потерять его — подобно смерти. Остров называется Детство».

Владислав Крапивин, «Острова и капитаны».

Безымянный

 

 

«И пришел менеджер Иван к Бабе-Яге…»

Член партии из маленького города Арамили в Свердловской области Наталья Ларионова создала удивительный Парк Сказов, где ожили персонажи из детских книг.

Это очень интересная история про детскую мечту, чудеса, сказку, осознание ценности своих корней.

***

Города из стекла и бетона, инстаграмные лица, KFC… Кажется, что глобализация стирает национальную идентичность. Тем сильнее тянет к истокам. Например, навестить бабушку. Старая квартира с советской обстановкой, древний кустик алоэ, книжка русских сказок, блинчики на завтрак, счастливые детские воспоминания… Детство – основа основ и начало начал. Когда ты был в безопасности, а вокруг – дивный неизведанный мир, и все возможно, потому что еще ничего не сбылось. В этом ощущении счастья из детства мы черпаем силы всю жизнь.

***

Избушка Бабы-Яги в арамильском Парке Сказов, как в сказке, поворачивается вокруг своей оси в ответ на сакральные слова «Избушка-избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом!». Чудесную избушку создали уральские умельцы – отец и сын Брылуновы. Как и многие другие сказочные сооружения.

Парк Сказов в Арамили (под Екатеринбургом) вместе с дочерью Алисой создала шесть лет назад Секретарь местного отделения «Единой России» Наталья Ларионова. Однажды в детстве она увидела книгу сказов известного уральского писателя Павла Бажова, жившего сто лет назад, и загорелась идеей воссоздать этот мир.

7

Сегодня Парк Сказов известен не только в регионе, но и за рубежом – приезжают гости из Европы, Азии, разных уголков России. Это необычный туристический, социальный и благотворительный проект, посвященный русской сказке, Сказам Бажова и уральской народной культуре.

Мы расспросили Наталью Ларионову, как создавался сказочный мир из детства.

— Как родилась идея создать Парк Сказов?

— В детстве жила в маленькой деревеньке в Курганской области. Моя мама была начальником почтового отделения. Однажды летом я подрабатывала у нее почтальоном. Заработала свои первые деньги. Побежала в наш деревенский магазинчик – как раз приехала автолавка с новыми товарами. В том числе – с книгами. Выбрала «Уральские сказы» Павла Бажова. И сохранила эту книгу по сей день. Перечитываю с удовольствием и всегда нахожу в ней что-то новое. И уже тогда, в то далекое деревенское детство поняла, что этот сказочный мир очень значим для меня.

И потом, во время учебы в университете на филфаке, участвовала в фольклорных экспедициях: собирала старые истории, сказания, уральские побывальщины (есть такой жанр – на грани вымысла и яви). После учебы осталось желание продолжать собирать истории стариков – новые уральские сказы. И воплотить уральскую сказку наяву – построить парк в унисон детской мечте. Где оживут знаменитые Хозяйка Медной Горы, Данила-мастер и другие персонажи. Чем больше взрослела, тем сильнее становилось это желание.

Начала исследовать, в каких деревнях проходили действия уральских сказов. И так постепенно изучила места, где 100 лет назад жил известный уральский писатель Павел Бажов – Полевской, Сысерть… Но там во время моих поисков еще ничего не слышали про внутренний туризм, сохранение традиций. Поэтому площадку под парк получила в соседнем маленьком городке — Арамили. Но не сразу. Это было очень сложно сделать, мы несколько лет не могли получить разрешение на землю. В итоге все получилось. Новый глава сказал: «Супер, будем делать!». У меня уже была турфирма, которая занималась детским туризмом. И — понимание, как развивать здесь внутренний туризм: знала коллег из всех уголков России, и они знали меня.

И с Божьей помощью (иначе не скажешь, ведь стартового капитала не было) создавался Парк Сказов – деньги приходили в виде разных возможностей -выигранных тендеров, новых договоров с заказчиками. Это очень интересная история про чудеса, сказку, осознание ценности своих корней.

Это история и про патриотизм. Ведь что такое патриотизм? Любовь к Родине. Здесь в каждом метре земли – любовь к истокам, малой родине, Уралу. Здесь дети знакомятся с традициями, духовными ценностями, народной традиционной культурой.

8

Мама всегда поддерживала меня и очень хотела, чтобы состоялся этот парк-музей. Она была большой мастерицей – вязала, вышивала узоры. В Парке много вещей, сделанных ее руками. Еще задолго до его создания она собирала вещи, находила старинные швейные машины, вышивки. Говорила: «Это все Наташе в музей, я знаю, верю, что она сделает!». Она была из категории дети войны. Мама не застала создание парка, но верила, что он будет.

— Наталья Ивановна, вы сама ездили по отдаленным забытым деревням и выкупали у бабушек 4старинные вещицы. Что самое ценное в этой коллекции?

— Каждая вещь. Было очень много трогательных моментов. Например, года три назад приехала в незнакомую деревню в Курганской области. Остановилась у большого глубокого оврага, там речка маленькая течет. Едет тракторист. Спросила, где живут старики, у которых можно расспросить о прошлых временах, записать истории. К тому моменту мы с папой уже выпустили маленькую книжечку уральских побывальщин. Он говорит: через мостик поезжай налево до конца деревни, там бабушка живет, ей уже за 90. Смотрю на хлипкий мостик через реку – аж руки вспотели, так страшно ехать. А тракторист подбадривает: «Я на тракторе через него езжу, не бойся!»

Я к этой старушке приехала — а она очень бодрая, веселая, баню как раз топила. Животных у нее полный двор. Самостоятельная, жила одна. Рассказала про старые времена, про войну. А я ей – про наш музей в Парке Сказов. И старушка подарила клубок льна, который еще во время войны они с мамой и сестрой спряли. Говорит: «До такой степени мы его ценили, что берегли всю жизнь на черный день. Я всегда знала, что у меня есть клубок льна, из которого я спряду себе что-то, если понадобится». И с этим льном военного времени ничего не случилось. А ведь сколько уже лет прошло с Великой Отечественной…

Во время войны обостряется ощущение небывальщины, темных сил. На дорожку рассказала бабушка историю — и 3я сразу поняла, почему тот мост вызвал страх. У ее сестры пришел с войны муж, молодой парень, с инвалидностью. Родился у них ребенок. И в этой же деревне жила знаткая бабушка (так на Урале называли ворожей – от слова «знает»), у которой была незамужняя внучка. И знаткая приворожила этого парня к своей внучке, он стал к ней ходить. Сестра моей рассказчицы очень переживала, понимая, что муж уходит вечерами к другой. Однажды к ночи дело – он опять собрался уходить, а сам понурый. Видно, что переживает, но все равно идет. А сестра за ним: «Не ходи, не ходи!» — цепляется за руки, ноги, а он все равно идет. Дошел до моста, бросился на камни и разбился. А моя рассказчица, тогда еще ребенок, успела только схватить сестру за ноги, чтобы она не бросилась с моста тоже… Вот такая уральская побывальщина. До сих пор мурашки по коже.

— Что еще уникального удалось собрать в деревнях?

— Есть старинный деревянный шкаф, которому 100 лет. Мы нашли его в заброшенном, перекошенном, полурухнувшем доме без стекол и дверей. Забрали и полностью восстановили шкаф, хорошие реставраторы расписали его уральской росписью. И он такой прекрасный.

У нас очень большая коллекция прялок – около 50 штук. Это то, что чаще всего остается в заброшенных старых домах. Прялки не ломаются, долго-долго служат, и бабушки их охотно отдают, понимая, что после смерти хозяек прялки выбросят на свалку. Говорят: «Да забирай, пусть хоть что-то от меня в этой жизни останется — от моей истории, моей молодости…»

Многие бабушки, погостив в Парке Сказов, плачут и говорят: «Господи, как будто я в детстве побывала, внученьки, какие вы молодцы, что сохраняете это все».

Еще мы используем старые дверцы от шкафов в виде картин. Или расписываем — получается прекрасная рама – и вставляем зеркало. Так сохраняются история и атмосферность той старой жизни.

— Что самое сказочное в Парке Сказов?

5— Мастерская по камню «Дом Данилы-мастера». Подземный дворец Хозяйки медной горы. Там можно познакомиться с настоящими уральскими самоцветами. Самые большие кристаллы подарил нашему парку известный во всем мире собиратель самоцветов Владимир Пелипенко.

Строится деревня уникальных гостевых домиков, стилизованных под гнездо кулика, нору лисы и гнездо кукушки (домик на дереве).

В Парке Сказов есть маленькие домики ежей, бобра. Терем Урал-Мороза. Мастерская по дереву «Мишкин дом», где можно изготовить деревянные сувениры. Домик Лешего. Поселение манси, состоящее из двух чумов, лабаза и печки для выпекания хлеба (это совместный проект с министерством культуры Свердловской области). Домик Бабы-Яги, который поворачивается вокруг оси на просьбу повернуться к гостю передом, а к лесу задом. Домик водяного. Этнодеревня народов Урала. Подворье бабушки Нины – воссозданный дом моей мамы. Там коровы, козы, которых, кстати, с детства умею доить.

Маленький сказочный немецкий дворик, созданный совместно с генконсульством Германии в Екатеринбурге по мотивам немецких сказок, которые тоже очень любят в России. Есть «босоногий парк» — классная площадка, где можно походить по камешкам, шишкам, травке, песочку. Есть детский лагерь «Бобровый остров». У нас очень много бобров. От них бесполезно пытаться избавиться – это их дом. Мы с ними мирно сосуществуем, подсаживаем заново деревья, которые они уничтожают. Прошлой весной бобры срезали у нас целую аллею черемухи, ивы, вишень и яблонь. Мы поплакали и снова посадили.

2Правда, что вы создали Парк Сказов на пустыре?

— Фактически да. Нам под парк отдали заболоченную местность, где жители бросали мусор, устроили свалку. Мы вывезли 50 КАМАЗов мусора, прежде чем смогли поселиться в этом месте. А когда мы расчистили овраг Сухой ручей (где текут ручьи только весной, когда тает снег), были просто поражены богатством биологического разнообразия. В Арамили вообще нет скал, но здесь, в овраге, открылась потрясающей красоты скала, в которой мы построили подземный дворец Хозяйки медной горы. В благодарность за то, что мы очистили территорию, нам открылись совершенно уникальные места. Например, редкий уголок, где растут семь видов мха. Школьники приезжают сюда на уроки природолюбия.

9— Вы с первых дней участвовали в социальных проектах и сами их инициировали. Почему?

— Мы реализуем очень много благотворительных программ, в том числе для детей-сирот, инвалидов. Например, уроки природолюбия мы разрабатываем уже несколько лет вместе с педагогами, министерством образования. Есть урок «Среда обитания»: мы показываем, как живут животные, кто обитает в воде, кто — в лесу, в норе. Дети запомнят это на всю жизнь, потому что прочувствуют, а не просто полистают учебник и послушают учительницу в классе. Это живые природо-ориентированные уроки. Ведь оказывается, что многие дети вообще не знают, что, например, молоко сначала дает корова, а уже потом оно упаковывается в пластиковые пакеты и появляется в магазине. А яйца возникают не в коробке, а из гнездышка курочки. Мы при детях доим корову – на этом молоке печем блинчики. Рассказываем про лечебные растения — ведем в наш аптекарский огородик, срываем травы и завариваем ароматный чай в самоваре.

В год пандемии мы нашли партнеров, которые поддержали экскурсии для детей-инвалидов. Мы бесплатно их принимали, проводили уроки природолюбия, дарили подарки.

И сами много раз выступали благотворителями для детских домов, многодетных семей.

Потому что всегда очень важно делиться – любовью, теплом, возможностями. Все тебе возвращается трижды приумноженное. Кто-кто, а мы в Парке Сказов это знаем.

11— Вы сказали, что Парк Сказов – это история про чудеса?

— В год пандемии, когда мы остались без средств к существованию, нам пришли на помощь более 1000 человек. Очень тяжело было оттого что нам нечем платить зарплату. Мы все деньги вкладывали в развитие, ничего не отложив на черный день. И когда поняли, что нам нечем кормить скотину, больше 100 голов животных, птиц, наши сотрудники написали пост в соцсетях. Было морально очень тяжело это сделать, потому что мы привыкли сами помогать людям. И жители стали присылать нам деньги, привозить продукты, даже пенсионеры. Мы плакали, потому что совершенно посторонние люди нам безвозмездно помогли. Сначала были слезы благодарности. А потом появилась такая радость оттого, что столько людей пишут нам теплые слова, посылают деньги, говорят: «Держитесь!». Значит, Парк Сказов нужен, и все было не зря. Это большая ответственность.

— Как воспринимают Парк Сказов иностранцы?

— До пандемии к нам приезжало много китайцев, европейцев, гостей со всей России — от Москвы до Владивостока… У нас есть программа, где мы под гармошку поем, пляшем уральские переплясы вместе с нашими стариками. Стряпаем уральские шаньги и выпекаем в русской печи. Идем в подворье бабушки Нины и забираем из гнездышка еще теплые яйца курочки. Доим корову или козу, замешиваем тесто и тут же делаем на огне в печи блины. Паримся в бане…

Все это домашнее, народное, уральское очень ценят гости города, да и сами горожане.

6— Чего, на ваш взгляд, не хватает внутреннему туризму в России?

— Ярких инфраструктурных проектов, доступных любому человеку. Каждому региону нужен проект, который представлял бы традиции этого места, коренных народов, чтобы каждый регион был по-своему славен, и о нем знали в других уголках России. Где можно попробовать местную еду, увидеть и услышать народные инструменты, пляски, песни, познакомиться с фольклором, сказками, преданиями. Нужны проекты, которые оснащены по последнему слову техники, и в то же время представляют традиции и аутентичность этого региона.

Безусловно очень важна социальная поддержка внутреннего туризма. Через развитие детского туризма мы воспитываем патриотов — новое поколение людей, которые ценят и знают культуру своего региона и малой родины. Это основа внутреннего туризма. Если мы воспитаем детей и они поймут, что сохранение самобытности, культуры, традиций важно и нужно беречь, приумножать, то уже через пол-поколения у нас будет совершенно другое отношение к национальной идентичности.

Моя дочь Алиса Ларионова тоже занимается туризмом, она директор парка с момента основания, разделяет все мои ценности — очень горжусь этим.

Это самое важное, что могу сделать в своей жизни – передать детям любовь к нашим корням.

Это является самым ценным, что мы — каждый из нас — может сделать в своем регионе для своей Родины.

12

Ps.

В начале августа правительство Ханты-Мансийского автономного округа предложило Наталье Ларионовой возглавить Управление туризма. Югра – это основной нефтегазоносный регион России. А еще — загадочные традиции северных народов, нежная красота тундры, гиганты каменного века. Но это уже совсем другая история…

Текст: Дарья Кезина – и. о. главного редактора газеты «Единая Россия». Опорный край», выпускник Высшей партийной школы