Их нравы: как Итальянское правительство относится к своим пенсионерам

noИталия — последняя страна, взбунтовавшаяся против интересов банков лондонского Сити и Уолл-стрит. 4 декабря её избиратели нанесли третий удар, после «брексита» в Великобритании и избрания Дональда Трампа в США, во всемирном восстании «забытых граждан» против политического истеблишмента, ответственного за экономический кризис и войны, которые ввергают миллионы людей в бедность и отчаяние и приводят их к смерти.

При явке почти 70 процентов итальянцы отвергли конституционную реформу (60 процентов «против», 40 — «за»), которую навязывали им Европейский Союз и инвестиционные банкиры. Эта реформа превратила бы парламент в простого исполнителя распоряжений диктаторской власти, поступающих не из Рима, а из Европейской Комиссии в Брюсселе и Европейского центрального банка во Франкфурте. Новые статьи конституции сосредоточили бы власть в руках премьер-министра и подняли бы законодательство ЕС на один уровень с конституционным законодательством Италии.

Изменения, направленные на то, чтобы дать премьер-министру Маттео Ренци полномочия по реализации планов ЕС по поддержке системно значимых европейских банков, были откровенно фашистскими: в 2013 г. мегабанк JPMorgan пожаловался, что меры по противодействию фашизму, закреплённые в послевоенной конституции Италии, были главным препятствием для централизованного контроля ЕС над финансовой системой Европы. Поэтому голосование «против» стало сокрушительным поражением фашизма ЕС.

Результаты голосования нанесли поражение прежде всего британской короне и лондонскому Сити — изначальным вдохновителям ЕС и, в частности, деиндустриализации Италии с 1992 г.

Не случайно «против» проголосовали больше всего избирателей в южных провинциях с самыми высокими показателями безработицы и бедности среди молодёжи; и в северо-восточной провинции Венето, по которой больнее всего ударила деиндустриализация после 2008 г. Как и при «брексите» и голосовании «синих воротничков» (людей рабочих специальностей) за Трампа, именно итальянские жертвы деиндустриализации толпами пришли, чтобы провалить программу банкиров из ЕС.

Деиндустриализация — основная причина кризиса в итальянских банках, на балансе которых находятся проблемные кредиты объёмом свыше 360 млрд евро — больше их суммарного совокупного капитала. Рыночная стоимость этих кредитов равна всего 20 процентам от номинальной стоимости, поэтому в случае их переоценки по рыночной стоимости все итальянские банки рухнули бы в одночасье. Для поддержки некоторых банков итальянское правительство в декабре прошлого года выполнило правила ЕС и «спасало» их за счёт держателей облигаций этих банков (“bail-in”), конвертировав их облигации в ничего не стоящие акции. Держателями большинства облигаций итальянских банков являются обычные пенсионеры, и возмущение этой конфискацией подогрело бунт избирателей.

Из-за результатов референдума следующее итальянское правительство окажется в тупике. Выполнение требований ЕС о применении конфискационной модели «спасения» банков будет политическим самоубийством; однако правительство должно урегулировать банковский кризис, который грозит распространиться по мировой финансовой системе (особенно через Deutsche Bank, который является крупным кредитором Италии и контрагентом в торговле деривативами для итальянских и всех других системно значимых банков мира).

Единственное решение для Италии находится вне ЕС и тисков его валюты евро. Оно начинается с предусмотренного Законом Гласса-Стиголла отделения коммерческих банков от инвестиционных банков и всех форм финансовых спекуляций. Это отделение станет заслоном, защищающим банки, которые обслуживают реальную экономику, от неизбежного краха невозвратных долгов и проигранных операций с деривативами. Оно должно быть реализовано одновременно с масштабными государственными капиталовложениями в инфраструктуру — как в национальные проекты, так и в развитие сотрудничества в рамках концепции «Один пояс, один путь», с помощью которой Китай начал соединять Азию с Европой.

Итальянский кризис, который стал угрозой для всего мира, заостряет внимание на необходимости для всех стран заключить соглашение о применении Закона Гласса-Стиголла. Последний раз международное соглашение, достигнутое на конференции 1944 года в Бреттон-Вудсе, привело к установлению регулируемой системы фиксированных обменных курсов и механизмов контроля капитала, которые стали основой для беспрецедентного экономического роста и процветания после Второй мировой войны. В Бреттон-Вудсе была определена альтернатива фашизму, с которым воевали в те годы; Закон Гласса-Стиголла является альтернативой финансовому фашизму сегодня.

Элиза Баруик

7 декабря 2016 г.

Первая часть статьи (выше) опубликована на английском языке в еженедельнике Australian Alert Service, 7 декабря 2016 г. Перевод с английского М.В. Бурковой.

Читать второй раздел «Пример Италии» можно здесь. В этой выдержке из брошюры «Европейский Союз — проект Британской империи: чудовище, созданное лондонским Сити и Уолл-стрит», которую выпустила в мае 2016 г. партия Совет граждан-избирателей Австралии, показано, каким образом Италия стала мишенью для разрушения при помощи массовой приватизации и жёсткого бюджета.

 www.cecaust.com.au/russian

www.larouchepub.com/russian