Исторический опыт восстановления монархического строя в XX веке.

Шестые Романовские чтения. Сборник материалов. Екатеринбург, 15-16 июля 2000 г. Екатеринбург, 2001. С.133-138.

Ю. В. Коновалов

Уходящее столетие в плане развития государственного устройства характеризуется преимущественно ликвидацией монархических систем правления. В течении всего XX века монархии последовательно уступали место различным формам республиканского строя.

Мощными толчками к свержению монархий служили мировые войны 1914-1918 и 1939-1945 гг. Но и в относительно мирные периоды XX века монархические режимы один за другим сдавали позиции.

Ниже приведен хронологический список падения монархий за последнее столетие:

1910  — Португалия;

1912  — Китай;

1916  — Китай;

1917  — Россия;

1918  — Австрия;

1918  — Чехословакия;

1918  — Венгрия;

1918  — Германия;

1918  — Литва;

1919  — Финляндия;

1920  — Хорезм;

1920  — Бухара;

1922  — Турция;

1924  — Греция;

1924  — Монголия;

1925  — Албания;

1931  — Испания;

1941  — Греция;

1945  — Вьетнам;

1945  — Китай (Манчжоу-го);

1945  — Югославия;

1946  — Албания;

1946  — Венгрия;

1946  — Болгария;

1946  — Италия;

1947  — Румыния;

1953  — Египет;

1955  — Вьетнам;

1957  — Тунис;

1958  — Ирак;

1962  — Йемен;

1964  — Занзибар;

1966  — Бурунди;

1967  — Уганда (внутренние монархии);

1968  — Мальдивы;

1969  — Ливия;

1970  — Камбоджа;

1973  — Греция (фактически 1967);

1973  — Афганистан;

1974  — Эфиопия;

1975  — Лаос;

1979  — Иран;

1979  — Центрально-Африканская империя.

Отдельно надо отметить страны, которые добиваясь независимости, прошли этап унии (доминиона), когда главой государства являлся монарх бывшей метрополии. Окончательным разрывом являлось установление республики. В основном это бывшие британские колонии:

1944  — Исландия (уния с 1918);

1949  — Ирландия (доминион с 1921);

1950  — Индия (доминион с 1947);

1952  — Бирма-Мьянма (доминион 1948);

1956  — Пакистан (доминион с 1947);

1960  — Гана (доминион с 1957);

1961  — Южно-Африканский Союз (доминион с 1910);

1966  — Малави (доминион с 1964);

1971  — Сьерра-Леоне (доминион с 1961);

1972  — Шри-Ланка (доминион с 1948);

1974  — Мальта (доминион с 1964);

1992  — Маврикий (доминион с 1968).

Кроме того, несколько десятков государств, порывая с метрополией-монархией, сразу провозглашались республиками, что тоже можно считать формой ликвидации монархии.

На фоне этого обвального процесса произошло всего двенадцать случаев установления монархического строя правления, причем в одиннадцати случаях это было восстановлением ранее свергнутой монархии:

1915  — Китай;

1918  — Литва;

1918  — Финляндия;

1920  — Венгрия;

1928  — Албания;

1932  — Китай (Манчжоу-Го);

1935  — Греция;

1947  — Испания;

1946  — Греция;

1949  — Вьетнам;

1976  — Центрально-Африканская империя;

1993  — Камбоджа.

Рассмотрению опыта восстановления монархий и посвящен предлагаемый доклад.

Не все случаи установления монархий носили одинаковый характер. Можно выделить четыре формы этого процесса.

Первая — «оккупационная», когда монархия провозглашается в условиях присутствия иностранных войск с целью придать законность их деятельности в чужой стране. С уходом оккупантов ликвидируется и созданная ими монархия. Способ внедрения своего ставленника на чужой трон широко применялся во все времена, в том числе и в период сколачивания колониальных империй. Для XX века можно отметить четыре случая такого установления монархии.

Летом 1918 г. в Литве, оккупированной Германией, было провозглашено королевство и возведен на трон под именем Миндовга II немецкий принц Вильгельм ф.Урах. Уже в декабре германские войска, в связи с поражением в войне и начавшейся в самой Германии революции, покинули Литву. С ними ушел и король и монархия как таковая.

В октябре того же 1918 года буржуазия Финляндии, подавившая с помощью немецких войск революцию, провозгласила монархию во главе с «королем Финляндии и Карелии» немецким принцем Фридрихом-Карлом ф.Гессен, который даже не успел добраться до Финляндии, как его власть прекратилась вместе с уходом немцев. Монархия в Финляндии формально (без монарха) просуществовала еще полгода. В июле 1919 г. была принята республиканская конституция. Оба рассмотренных случая представляют собой единственный опыт восстановления монархии на территории бывшей Российской империи.

Следующее установление оккупационной монархии имело место на части территории Китая. В 1932 г. в условиях японской оккупации было провозглашено государство Манчжоу-Го, во главе которого был поставлен принц Пу И — последний император свергнутой в 1912 г. манчжурской династии Цин. Державшаяся исключительно на японских штыках монархия рухнула вместе с поражением Японии во Второй мировой войне в 1945 г.

В 1949 г. во Вьетнаме, провозгласившем в 1945 г. республику, на территории контролируемой французскими войсками, был восстановлен на троне бывший император Бао-Дай. Вывод в 1955 г. французских войск из Вьетнама означал и падение монархии, хотя в Южном Вьетнаме и сохранился прозападный марионеточный режим. Новые оккупанты — американцы — не сочли нужным сохранять во Вьетнаме атрибуты империи.

В отличие от Литвы и Финляндии, в Манчжурии и Вьетнаме оккупанты сделали ставку на членов местных династий, но судьба этих монархов была та же, что и иностранных принцев.

Другой путь установления монархии можно условно назвать «бонапартистским», когда лидер республики устанавливает диктатуру и провозглашает себя монархом. Наиболее ярко этот способ был применен еще в XIX в. во Франции (1804 г. — Наполеон I и 1852 г. — Наполеон III) и на Гаити (1811 и 1849 гг.). В XX в. можно выделить три случая подобного прихода к власти.

1 января 1912 г. в Китае была провозглашена республика. 13 февраля того же года президентом Китая стал Юань Ши-кай, провозгласивший 12 декабря 1915 г. Китай конституционной монархией, а себя императором. Ответная реакция заставила его уже 22 марта 1916 г. восстановить республику.

Следующий «бонапартистский» переворот имел место в Албании. Албания, независимость которой была провозглашена в 1912 г., формально являлась монархией. Но монарх (князь) реально был в Албании только в течении нескольких месяцев в 1914 г. Но и его власть не распространялась далее окрестностей столицы. В результате долгой борьбы различных группировок за власть в 1925 г. Албания была провозглашена республикой. Но уже в 1928 г. ее первый президент — Ахмед Зогу — объявил страну королевством, а себя монархом. В 1939 г. Албанию оккупировали итальянцы, покончив с режимом «бонапартистской» монархии и установив «оккупационную» — албанским королем был провозглашен король Италии.

В 1976 г. президент Центрально-Африканской республики — Ж. Б. Бокасса — провозгласил страну парламентской монархией, а себя — императором Бокассой I. Режим продержался три года. В 1979 г. Центрально-Африканская империя вновь стала республикой. Это единственный в XX веке случай когда провозглашение монархии произошло в государстве не имеющем монархической традиции.

Близким по сути к «бонапартистскому» является третий путь установления монархии — через военную диктатуру. В этом случае непосредственного занятия трона не происходит, но знамя монархии служит лишь прикрытием власти диктатора. XX век знает два таких случая. Оба произошли в Европе.

В 1920 г. в Венгрии в результате кровавой гражданской войны и вмешательства иностранных войск был установлен фашистский режим М. Хорти. Венгрия была провозглашена королевством, а сам Хорти — регентом. Правами наследственных монархов обладали крайне непопулярные среди венгров Габсбурги, которых к тому же не допустили бы до трона страны Антанты. Поэтому Венгрия вплоть до поражения в войне и падения хортистского режима в 1945 г. оставалась королевством без короля.

В Испании также в результате долгой гражданской войны с вмешательством сил извне, в 1939 г. установился фашистский режим генерала Франко. На первом этапе, когда внимание мировой политики было отвлечено событиями Второй мировой войны, Франко и не помышлял о монархии. Но после окончания войны откровенно фашистский режим оказался в международной изоляции. Это заставило Франко искать более приемлемую внешнюю форму своему правлению. В 1947 г. в результате плебисцита Испания была объявлена королевством, а сам Франко — регентом. Король же на испанском троне появился только в 1975 г., после смерти регента Франко. Это единственный случай в истории XX века когда после длительного перерыва (44 года) на троне оказалась прежняя династия. Кроме того, это единственный случай последовательного перехода от монархии, установленной через диктатуру, к монархии легитимной. По оценке обозревателей испанцы чтут не столько институт монархии как таковой, сколько непосредственно монарха — короля Хуана-Карлоса I.

И последний, четвертый, путь установления монархии — через политическое согласие, достигнутое путем проведения плебисцита или договоренностей политических сил.

Дважды такой путь в XX веке прошла Греция. Особенности государственной системы Греции позволили ей сравнительно безболезненно несколько раз поменять форму правления. В 1924 г. греки проголосовали за республику, в 1935 и 1946 гг. — за монархию. Хотя два последних плебисцита и проходили под давлением военных, все же этот способ смены власти предпочтительней гражданской войны. Ликвидирована монархия в Греции была также в результате воли военной хунты в 1973 г., хотя король покинул страну еще в 1967 г. После падения власти военных в 1974 г. политические силы и население Греции не сочли нужным восстанавливать монархию. Политическая практика Греции наглядно демонстрирует, что монархия такого типа не способна выжить.

В 1993 г. в Камбодже через двадцать три года после ликвидации была восстановлена монархия, причем во главе с тем же королем — Нородомом Сиануком. За это время страна пережила несколько кровавых проамериканских и прокитайских режимов, прошла через длительную гражданскую войну. Все эти годы бывший монарх стоял исключительно на позиции национального примирения, последовательно и взвешенно выступая с инициативами разрешения внутренних конфликтов. В конце концов он стал той единственной фигурой на которой смогли примириться политические силы Камбоджи. Опять, как и в Испании, авторитет монархии зависит исключительно от личности монарха. Пока Нородом Сианук жив и дееспособен монархии в Камбодже вряд ли что-нибудь угрожает. Но что будет после его смерти — неизвестно.

Таким образом, из двенадцати попыток установить монархию в XX веке удачными можно признать только две. Несмотря на огромную разницу между Испанией и Камбоджей и между испанцами и кхмерами, можно отметить некоторые общие черты обоих монархий. Обе монархии были восстановлены после сравнительно небольшого периода немонархического правления — в Испании через 16 лет, в Камбодже — через 23 года. В обоих случаях к власти вернулись прежние династии, имеющие за плечами несколько столетий правления. Восстановлению обоих монархий предшествовали кровавые гражданские войны. И, что немаловажно, оба монарха — и Хуан-Карлос I и Нородом Сианук — имеют высокий личный авторитет среди населения возглавляемых ими государств.