Человек под защитой: Как областное законотворчество меняет социальную сферу региона

Вячеслав Викторович ПогудинСвердловская область в бюджете на 2016 год традиционно планирует около 70 процентов расходов на социальную сферу: все льготы и выплаты должны быть сохранены с индексацией, продолжится выполнение майских указов президента.

Социальная сфера – отрасль, которая не производит товарную продукцию, а потребляет, а потребление сегодня крайне ограничено. О взгляде законодателей на то, как меняется и должна меняться социальная сфера региона, мы беседуем с председателем комитета по социальной политике Заксобрания Вячеславом Викторовичем Погудиным.

Вячеслав Викторович знаком с «социалкой» с разных сторон: много лет работал детским врачом-хирургом, был главным врачом и практикующим хирургом нижнетагильской городской детской больницы №3, затем 15 лет курировал социальные вопросы в качестве заместителя главы Нижнего Тагила. За это время под его руководством было разработано и реализовано 16 муниципальных целевых программ, реконструировано и открыто множество медицинских и образовательных учреждений, объектов культуры и спорта, реабилитационных центров и учреждений социальной поддержки населения, проведена реконструкция родильного дома Демидовской больницы под современный перинатальный центр. Как врач и человек неравнодушный к чужой боли, он уверен, что помогать другим – это норма, свойственная большинству людей.

Комитет по социальной политике – один из самых «сложных» в Законодательном Собрании, поскольку охватывает широчайший спектр вопросов: образования, культуры, физкультуры и спорта, молодежной политики, здравоохранения, соцподдержки, трудовой занятости, работы архивов… Рассказать в сжатом объеме обо всех значимых направлениях невозможно, поэтому поговорим о ключевых.

Вячеслав Погудин: Ориентиром для комитета являются майские указы президента, направленные на совершенствование образования, культуры, здравоохранения, и базовая программа социально-экономического развития Свердловской области.

Основной приоритет для нас уже не первый год — семейная политика. В демографии пусть робко, но уже ощущаются позитивные перемены. Вышел блок областных законов, посвященных борьбе с социальным сиротством, поддержке детей, оставшихся без попечения родителей, развитию замещающих семей. Это конкретные, конструктивные меры поддержки. Цель новелл – создать условия для того, чтобы процедура принятия ребенка под опеку, в приемную семью не была слишком сложной и забюрократизированной.

Мы проверили, как работает закон «Об областном материнском (семейном) капитале»: радует, что в уральских семьях стал заметно чаще рождаться третий ребенок. По данным статистики, в области с 2009 года количество многодетных семей выросло более чем в два раза. На сегодня уже выдано 36 тысяч сертификатов. Мы расширили диапазон направлений, где может применяться материнский капитал. 90 процентов семей тратят его на решение жилищного вопроса, погашение ипотечных кредитов. Также его можно направить на оплату некоторых видов дорогостоящего лечения, образование, накопительную часть пенсии, приобретение садового участка или домика. Общественность продолжает присылать нам свои предложения, поэтому продолжим совершенствовать закон.

В ноябре приняты важные поправки в закон «О социальной поддержке многодетных семей в Свердловской области». Для семьи, имеющей среднедушевой доход ниже установленной в регионе величины прожиточного минимума, в случае рождения после 31 декабря 2012 года третьего или последующих детей устанавливается ежемесячная денежная выплата (до достижения ребенком возраста трех лет) в размере, равном принятой в регионе величине прожиточного минимума для детей (на конец 2015 года она составляет 10350 рублей). Поправки распространяют эту меру социальной поддержки и на усыновленных после 31 декабря 2012 года детей.

РГ: Над решением какой проблемы комитет работает сейчас?

Вячеслав Погудин: Очень важная и сложная тема – охрана и укрепление здоровья детей. Это касается школьной медицины, организации питания детей в школах и детских садах. Несмотря на перемены, здесь пока далеко не все благополучно: в столовые иногда поставляют некачественные продукты, случаются отравления. В целом длительное обучение в школе с большими психологическими и физическими нагрузками негативно сказывается на здоровье ребенка. Диспансеризация школьников показывает, что 70 процентов подростков попадают в первую и вторую группу здоровья, а треть уже имеют сформировавшиеся заболевания зрения, желудочно-кишечного тракта, нарушения осанки.

Необходимо выстраивать систему профилактики болезней и медицинского сопровождения ребят. Но часто школьный врач или фельдшер работает сразу в нескольких учебных учреждениях и не успевает системно наблюдать за здоровьем подопечных. Многие аспекты в системе профилактики заболеваний пока не работают. А ведь ребенок – очень благодарная с точки зрения врача-педиатра категория: восстановительные механизмы у детского организма очень развиты. Врачи, педагоги и родители должны совместно предупреждать вредные факторы воздействия на детей, знать здоровье-сберегающие технологии, тогда можно добиться феноменальных результатов. Например, в советское время в классах были несложные устройства для офтальмотренинга. Это снижало риск развития близорукости и других нарушений. Подобную технологию нужно вернуть в школы.

Развитие школьной медицины – отдельная государственная тема, над которой должны работать научно-исследовательские институты, ответственные министерства, депутаты. Наш комитет планирует обсудить с правительством конкретные шаги по разработке программы, созданию системы сбережения здоровья учащихся.

РГ: Свердловская область планирует в ближайшие два года ликвидировать очередь на получение высокотехнологичной медпомощи, — этот вопрос у вашего комитета на особом контроле. Насколько реальны эти планы?

Вячеслав Погудин: Благодаря модернизации оборудования и подготовке кадров высокие технологии в сфере микрохирургии глаза, кардиохирургии, гемодиализа появились и в отдаленных территориях. Практически все виды высокотехнологичной медпомощи, оказываемой в России (а их около 20), за редким исключением есть и в Свердловской области.

Правительство ежегодно докладывает нам об исполнении программы госгарантий по оказанию медпомощи. Наша общая задача – добиться того, чтобы высокотехнологичная медпомощь оказывалась по обращаемости, чтобы люди не ждали своей очереди по несколько лет. Сроки ожидания по некоторым видам лечения уже значительно сокращены. Появляются новые центры. Например, в Нижнем Тагиле открылся госпиталь инновационных технологий, готовый проводить до четырех тысяч операций в год, но пока им выделяют квоты на полторы-две тысячи. Нужно увеличивать финансирование, что сложно из-за состояния экономики. Но, я думаю, вполне реально в ближайшие два года до минимума сократить время ожидания с нескольких лет до пары месяцев. Уже сегодня для замены крупного сустава требуется три-пять месяцев ожидания, а не четыре-пять лет, как раньше. Нужно развивать дополнительные центры оказания высокотехнологичной медпомощи и планировать в бюджете средства на их работу.

Потребность в таких видах лечения очень высокая, показания к проведению операций часто жизненные, но подавляющее большинство людей не способны оплачивать стоимость процедур. Ряд комплектующих по-прежнему поставляются из-за рубежа, что повышает цену. За последние десять лет заболевания крупных суставов очень помолодели, — появилось много внешне здоровых, спортивных людей, страдающих хромотой. Вопрос оказания некоторых видов высокотехнологичной медпомощи – это государственная проблема, от решения которой зависит не просто здоровье, а зачастую жизнь людей.

РГ: Какие-то свердловские социальные законы можно назвать передовыми?

Вячеслав Погудин: Практически все значимые проекты законов мы широко обсуждаем с общественностью, муниципалитетами. Собственными законодательными инициативами мы существенно дополняем федеральное законодательство, прежде всего в сфере поддержки различных категорий граждан. В первую очередь это касается ветеранов. С 2012 года для инвалидов и участников Великой Отечественной войны установлена дополнительная мера соцподдержки – единовременное пособие на проведение ремонта жилых помещений в размере 100 тысяч рублей. Эта помощь стала своевременной и востребованной у свердловских ветеранов. Такой меры поддержки нет на федеральном уровне. И подобных примеров много.

Особой вехой для нас стал областной закон о поддержке народных художественных промыслов. Мы над ним очень плотно и долго работали, в обсуждении концепции участвовали десятки ведущих уральских мастеров. У нас исконно развито колоколо-литейное дело, лаковая живопись по металлу, гончарное производство, фарфор, керамика. Мы определили 11 мест бытования художественных промыслов, чтобы поддержать наших мастеров. Конечно, органам власти еще многое предстоит сделать, чтобы сохранить этот хрупкий цветок художественного творчества. Надо решать массу проблем, в том числе борьбы с дешевым контрафактом, который губит наше искусство. Продолжим совершенствовать закон, поскольку в конечном счете поддержка народных промыслов значима для сохранения истории и культуры Среднего Урала.

Кстати

В 2014-15 годы, к празднованию 70-летия Победы, при участии комитета по социальной политики Заксобрания, правительства региона, муниципальных образований, общественности проведена колоссальная работа по мониторингу, паспортизации и восстановлению всех памятных воинских мест и даже строительству новых мемориалов на Среднем Урале. Комитет предложил правительству области продолжить работу и не снижать финансирование на содержание памятников в 2016 году, каждому найти хозяина, балансодержателя.

Текст: Дарья Сергеевна Кезина
Фото: сайт Заксобрания
Читать в «РГ»: в формате pdf