Свердловские промышленники хотят разобраться в обоснованности тарифов на энергоресурсы

1332479170_sysoevЗатормозить тарифы

К 2015 году тарифы на энергоресурсы внутри страны ощутимо вырастут: на электроэнергию — на 152 процента, на газ — на 163. Это таит серьезную угрозу для уральских предприятий, учитывая, что рост инвестиций прогнозируется на 130 процентов, а цен на промышленную продукцию — на 120.

— Постепенно многие свердловские предприятия становятся неконкурентоспособными.Чтобы оставаться на мировом, нужно ввести «тарифные каникулы»…




Затормозить тарифы

К 2015 году тарифы на энергоресурсы внутри страны ощутимо вырастут: на электроэнергию — на 152 процента, на газ — на 163. Это таит серьезную угрозу для уральских предприятий, учитывая, что рост инвестиций прогнозируется на 130 процентов, а цен на промышленную продукцию — на 120.

— Постепенно многие свердловские предприятия становятся неконкурентоспособными. Хорошо, если они смогут выжить, производя продукт для внутреннего рынка. Но, чтобы оставаться на мировом, нужно ввести «тарифные каникулы» — притормозить рост цен на энергоресурсы для энергоемких отраслей хотя бы на три года, — отметил в беседе с корреспондентом «РГ» руководитель алюминиевого завода.

Проблема возникла не вчера. В начале 1990-х относительно низкие по сравнению с Западом тарифы давали российским промышленникам конкурентное преимущество. Но и тогда рост цен на услуги естественных монополий опережал темпы удорожания промышленной продукции в два-три раза.

В те годы правительства многих западных стран начали сдерживать рост цен на энергоресурсы, снижать их себестоимость и активно развивать энергосбережение. Такая политика принесла плоды. Например, в США это привело к снижению затрат на единицу продукции. В Канаде принят закон, запрещающий повышать тарифы более чем на уровень инфляции минус 1,5 процента. В России же происходило обратное: перед нашими естественными монополиями стояла задача выйти на мировой уровень цен.

— Им это удалось, и сегодня вся прибыль концентрируется прежде всего у энергетиков и газовиков, — возмущается Анатолий Сысоев, председатель комитета Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) по промышленности и взаимодействию с естественными монополиями. — Даже в строительной индустрии у ряда предприятий сегодня 25-28 процентов себестоимости продукции — это плата за энергоресурсы. К 2015 году их доля повысится до 34-36. Промышленность же стоит перед фактом закрытия гидролизных производств, где доля платы за энергию в себестоимости выросла до 52 процентов. Нужно снизить ее до 30, иначе продолжать работу нереально.

Промышленники предложили свой вариант решения проблемы. Прежде всего нужно разобраться в экономической обоснованности тарифов, понять, почему в Свердловской области цены на энергоресурсы выше, чем в средней полосе России. СОСПП предложил оценить это правительству Свердловской области с привлечением независимой экспертной организации. Необходимо разобраться и в структуре тарифов, изменить методику ценообразования для энергоемких предприятий, не допускать роста выше уровня инфляции.

Принято считать, что на процесс влияют два основных фактора — перекрестное субсидирование и инвестиционная составляющая. С первым все более-менее понятно, а вот как энергетики и газовики расходуют инвестиции, для промышленников загадка. Поэтому еще одно предложение — пересмотреть инвестпрограммы сетевых компаний, чтобы исключить необоснованные затраты.

Также, по мнению промышленников, должна быть разработана программа снижения себестоимости продукции естественных монополий, в частности, особое внимание надо уделить минимизации потерь и затрат в сетевом хозяйстве.

Товаропроизводители, в свою очередь, тоже не должны сидеть сложа руки в надежде на снижение тарифов. По мнению Анатолия Сысоева, каждое среднее и крупное предприятие должно иметь подготовленных специалистов по энергосбережению, постоянно проводить энергоаудит, снижать энергозатраты и ежеквартально анализировать расход ресурсов. Оптимальным считается соотношение — рубль затрат на энергоресурсы на тысячу рублей товарной продукции. Один из немаловажных факторов здесь — полная загрузка производства. Кстати, ряду следующих такой логике свердловских предприятий удалось снизить затраты на энергоресурсы по сравнению с 2011 годом весьма ощутимо — на 20-30 процентов.

Компетентно

Александр Леонидович Соболев, заместитель председателя Региональной энергетической комиссии Свердловской области:

— Законодательство в сфере энергетики, тепло- и водоснабжения постоянно реформируется. К сожалению, не только потребители, но и специалисты порой не успевают следить за ходом и логикой меняющейся нормативно-правовой базы и применять ее на практике.

По прогнозу Минэкономиразвития на 2012-15 годы, рост цены на электроэнергию для всех категорий потребителей за исключением населения составит 12-13 процентов в год, для сетевых организаций рост регулируемых тарифов на услуги по передаче электроэнергии достигнет 10 процентов. Резко же увеличивать тарифы для населения правительство РФ в ближайшие годы не планирует. Цены на электроэнергию будут расти в среднем на 15 процентов в год, на газ – 15, на тепловую энергию, услуги водоснабжения и водоотведения – около 13.

Главный вопрос, который постоянно задают энергетикам: почему тарифы постоянно растут и куда уходят деньги? Напомню о проблеме перекрестного субсидирования. За последние пять лет оно увеличилось вдвое и составило сегодня порядка 12 миллиардов рублей. Кроме того есть так называемая проблема «последней мили», когда крупное предприятие подсоединяется напрямую к магистральным сетям федеральной сетевой компании, не желая платить региональным энергетическим сетям и нести нагрузку перекрестного субсидирования. Это желание вполне понятно: тариф, который на высоком напряжении по региональным сетям составляет 70 копеек, по федеральным сетям — всего 22-24 копейки.

Решить эту проблему можно очень просто – вдвое увеличить тарифы для населения. Но загвоздка в том, что тогда услуги энергетиков и газовиков станут недоступными для большинства наших жителей. Поэтому, наверное, единственный выход – постепенно, но неуклонно поднимать тарифы на энергоресурсы для населения, чтобы снизить нагрузку на крупный бизнес.

(Подготовила: Дарья Кезина, Российская газета-Экономика УрФО №5913)

Станции конкуренции

Эксперт о проблеме

Михаил Шулев, директор «Агентства по развитию малой энергетики»:

— Реформирование большой энергетики в России не создало реальных механизмов сдерживания роста цен на энергоресурсы и вряд ли создаст в ближайшее время. Поэтому российские промышленники обращают все больше внимания на развитие децентрализованных систем электро- и теплообеспечения.

Нельзя сказать, что малая энергетика — это панацея. Российский энергетический комплекс создавался как единая технологическая система, и, хотя сейчас эта система разрушена, малая энергетика не может стать альтернативой большой. Зато это механизм конкуренции, который в ряде случаев может повернуть ситуацию в сторону потребителей.

По прогнозу министерства энергетики и ЖКХ Свердловской области, потенциал рынка малой энергетики составляет в регионе 1100 мегаватт установленной электрической мощности (при нынешней мощности энергосистемы 9 тысяч мегаватт). Этот оптимистический прогноз рассчитан до 2020 года, и маловероятно, что его удастся реализовать.

Сегодня малой энергетики на Среднем Урале практически не существует. В области действуют около 30 мини-ТЭЦ, построенных в 1990-е и нулевые годы. Их общая установленная электрическая мощность — до 60 мегаватт, что составляет 0,5 процента от всего энергобаланса Свердловской области. Капля в море. Для сравнения, в США 12 миллионов малых установок различных типов, которые обеспечивают до 30 процентов всего энергобаланса страны. В Чехии вводится в год до тысячи таких агрегатов. В развитых европейских странах доля малой энергетики в национальном энергобалансе составляет от 10 до 45 процентов.

Проблем и препятствий в развитии малой генерации масса. Часто промышленники, которые инициируют создание собственных мини-ТЭЦ, сталкиваются с непроходимой стеной в виде дискриминационного законодательства. Однажды мы подсчитали, что для запуска островной мини-ТЭЦ необходимо получить 860 (!) разрешительных документов. При том, что эта ТЭЦ не нарушала ничьих интересов, лишь обслуживала конкретного промышленника, работая в островном режиме.

Парадокс в том, что для развития малой энергетики не нужны бюджетные деньги — желающих инвестировать в эту сферу и так достаточно. Но нет гарантии возврата вложенных средств: риски настолько велики, что простое инвестирование опасно. Развитие рынка тормозят частая смена местных властей и новые нормативные ограничения.

Сегодня мы наблюдаем стихийное развитие рынка малой энергетики, которое зачастую компрометирует отрасль и ведет к разнобою в технических решениях, к системным ошибкам. Уже есть примеры, когда из-за ошибок в проектировании установок локальной генерации руководители предприятий полностью разочаровывались в возможностях малой энергетики, считая ее дорогой и неэффективной. Хотя этих ошибок можно было избежать, если бы рынок был упорядочен и государство, хотя бы на уровне региона регулировало и управляло этими процессами.

В России есть успешный опыт развития малой энергетики в регионах. Наиболее удачные примеры — в Ярославской области, Башкортостане, Татарстане, Санкт-Петербурге, Москве, Сочи. Не стоит и нам «изобретать велосипед» — пора разработать схему развития малой генерации в Свердловской области, не дожидаясь поправок в федеральном законодательстве. И учесть все наработки, которые уже есть в других субъектах РФ. Необходимо начать разработку и реализацию комплекса мер по цивилизованному развитию малой распределенной энергетики в Свердловской области.

(Российская газета-Экономика УрФО №5913)

Ссылка на версию «РГ»: http://www.rg.ru/2012/10/18/reg-urfo/tarifi.html